В.С.Варлаков. Мы ищем таланты!

Мы много знаем зарубежных кинологов. Продвинутый владелец собаки, занимающийся дрессировкой или просто желающий лучше понять свою собаку, знает Цезаря Миллана и Карен Прайор 🙂 . Закопавшиеся поглубже называют Тюрид Ругос, Анне Лилл Квам, Патрицию МакКоннел, Викторию Стилвелл — и т.д. Являясь почитателем упомянутых коллег, я в то же время считаю, что незаслуженно забыты, обделены вниманием наши собственные специалисты. Чего только стоят труды Валерия Степановича Варлакова, который использовал и продвигал оперантный метод научения в нашей стране. Им же прекрасно описана система тестирования щенков.
Когда-то ради его статей я покупала журнал «Мир собак». Сейчас их можно найти в интернете. Пусть и здесь будут — чтобы они не потерялись. Начну с темы тестирования щенков — я недавно ее затронула, написав о шведском ментал-тесте, и моя маленькая заметка вызвала большой интерес. Кто интересуется тестированием собак — читайте!

Обоснование метода оценки рабочих качеств собак

Введение

Несмотря на современные научные разработки по проблеме индивидуальных различий животных, российская кинология по-прежнему основывает свои представления на теории И.П. Павлова о типах высшей нервной деятельности (ВНД), разработанной в начале XX века.
Самое интересное, что не только в собаководстве, но и в учебниках для университетов и институтов по физиологии ВНД эта теория до недавнего времени представлялась как единственное основание для разделения животных и человека на индивидуальности.
Возможно, это объясняется тем, что после «Павловской» сессии Академии наук 1950 года теория Условного рефлекса Павлова, в том числе и его учение о типах ВНД, насаждалась насильственно. В связи с этим из всех учебных программ, от начальных школ до университетов, были исключены любые упоминания о других физиологических и психологических концепциях. По мнению некоторых ученых, «Павловская» сессия 1950 года нанесла науке о мозге более сильный ущерб, нежели блокада Ленинграда.
Насколько возможно использовать учение Павлова о типах ВНД в практике собаководства, мы разберемся позднее, когда я буду рассматривать другие различия собак по специфике проявления их общепсихологических характеристик. А сейчас поговорим о том, что проверено практикой каждого собаковода, имеющего даже небольшой опыт наблюдения за поведением собак.

Алло! Мы ищем таланты!

Эстетическое восприятие различных пород собак, их красота и гармония форм не раз воспеты на страницах кинологических изданий, но сегодня разговор пойдет не об этом. Ведь гармонично сложенная породистая собака хоть и является произведением искусства, так как рукотворна, однако, в отличие от скульптур известных ваятелей, она живая.
Собака – наш друг, компаньон, близкое и дорогое нам существо или, в конце концов, просто член семьи. Вот почему при выборе четвероного друга мы руководствуемся не только гармонией формы, но и ее содержанием. Нас интересует не только внешний вид, но и присущие породе особенности поведения.
Давайте же попробуем разобраться, как все-таки случилось, что одна собака стала охотничьей, другая – караульной, а третья – бультерьером.
А также: чем смелая немецкая овчарка Аре отличается от трусливой немецкой овчарки Тигра, а свирепый Дик – от малахольного Верного? Почему они такие разные? А люди? Одни из нас пишут музыку, другие чинят краны, третьи все свое время посвящают зарабатыванию денег. Давно замечено, что один и тот же человек вряд ли может быть одновременно хорошим слесарем, искусным музыкантом и чемпионом мира по рукопашному бою. Чтобы стать профессионалом, мало одного желания, нужно иметь еще и талант. То есть вполне определенные способности к этой деятельности, а главное – потребность в ней. Талант же человека определяется, прежде всего, теми характеристиками поведения, которые даны ему от природы, то есть являются врожденными. Если посмотреть внимательно на наших собак и задать себе вопрос: «А чем они хуже нас?» ответ придет сам собой: «Да ничем!»
Способностей нашим братьям меньшим дано от природы тоже много, только надо уметь их заметить и развить. Представьте себе, что среди щенков и молодых собак проводится конкурс талантов, аналогичный тем, что мы видим на телевидении. Представили? Вот примерно так же поступал и я, разрабатывая свою концепцию тестирования собак на служебную пригодность (оценка рабочих качеств). Сейчас ей уже более 1 0 лет, она проверена на практике и дает хорошие результаты.

Эта концепция основана на том, что каждой собаке присущ набор индивидуальных качеств, которые определяются:

— во-первых, спецификой спектра ее потребностей, выраженностью и особенностью их реализации (основные таланты);
— во-вторых, условиями развития каждой из потребностей в процессе взросления щенка (способности, данные от природы, надо развивать);
— в-третьих, рядом психологических и физиологических характеристик животных, которые помогают удовлетворению их потребностей.

Пластичность и изменчивость инстинктов

Зрим в корень
Таким образом, собак друг от друга отличают, прежде всего, наличие (отсутствие), выраженность и специфика проявления врожденных поведенческих комплексов, обеспечивающих удовлетворение их потребностей. Эти комплексы в литературе чаще всего называют инстинктами.
Обычно инстинктивное поведение животных рассматривают как «совокупность сформированных в процессе развития данного вида животных, то есть в филогенезе, наследственно закрепленных, врожденных, общих всем представителям вида (видоспецифических) компонентов поведения, составляющих основу жизнедеятельности животных. В процессе индивидуального развития, то есть онтогенеза, инстинктивное поведение животных формируется в сочетании и взаимодействии с процессами научения, но не нуждается в упражнении, сохраняется без периодического подкрепления и отличается устойчивостью, малой индивидуальной изменчивостью и автономностью по отношению к краткосрочным изменениям в среде обитания животного».
На мой взгляд, это определение достаточно точно отражает наследственно обусловленное поведение вида в целом, например, врожденные поведенческие различия между собакой и человеком. Однако оно совсем не подходит для характеристики межпородных и индивидуальных поведенческих различий внутри вида. А эти различия бросаются в глаза: достаточно понаблюдать в течение длительного времени за собаками разных пород или разными представителями одной и той же породы.
Несмотря на то что приведенное выше определение взято из психологического словаря, я считаю необходимым оспорить некоторые его положения.
Во-первых, многие виды инстинктивного поведения собаки характеризуются высокой изменчивостью в процессе развития щенка. Именно поэтому владелец собаки должен уделять особое внимание правильному развитию ее врожденных способностей еще в щенячьем возрасте. Другими словами, инстинкты щенка нуждаются в постоянных упражнениях и своевременной коррекции со стороны человека, иначе многие из них отмирают за ненадобностью или же развиваются в нежелательном для владельца направлении.
Так как наследственные задатки (инстинкты) начинают развиваться и меняться сразу же после рождения щенка, характер и сила их проявления (развития) будут зависеть от очень многих факторов. Например, от таких факторов среды как время отъема щенка от матери и однопометников; особенности его социализации и адаптации к окружающей среде; возможности общения и игр щенка с другими собаками и хозяином, а также другими людьми, от характера этих игр и общения; времени начала обучения; применяемых методов обучения и воспитания и т. д., и т. п.
Два щенка, обладающие изначально сходными врожденными задатками, но выросшие в различных социальных и средовых условиях, будут очень мало похожи друг на друга, в том числе и по целому ряду базовых характеристик.
Например, правильное раннее развитие важных для владельца врожденных задатков (следовая работа, поиск, различные виды совместных игр с предметами и т. п.) позволяют сформировать у взрослого животного гипертрофированную потребность (желание) к той или иной деятельности. Эти усиленные потребности именно то, о чем мечтает дрессировщик, то есть основа успеха собаки в ее будущей специальности. Если же эти врожденные тенденции своевременно не развить у щенка, они со временем могут отмереть за ненадобностью и у взрослой собаки уже не проявятся. И тогда придется потратить массу времени на формирование у собаки желания работать, используя сложные схемы, которые не всегда будут успешными.
Следовательно, мало выбрать «правильного» щенка, имеющего хороший рабочий потенциал, надо его еще и правильно вырастить, своевременно развив желательные для нас инстинкты. Ведь именно на способности усиления, ослабления и изменения инстинктов в процессе развития организма основывается воспитательная и дрессировочная работа с собакой. С помощью специально создаваемых условий социализации, обитания, воспитания и дрессировки нежелательные для человека инстинкты щенка ослабляются (корректируются) или их проявление направляется в нужное русло, а другие, желательные для владельца, усиливаются и используются для службы.
Во-вторых, характер реализации многих видов инстинктивного поведения имеет значительные специфические породные и индивидуальные различия. То есть спектр инстинктивного поведения, сила проявления отдельных врожденных способностей (инстинктов) и характер их проявления имеют выраженную породную и индивидуальную специфику. Особенно ярко эти различия между собаками наблюдаются в рамках оборонительного, охотничье-поискового и социального поведения. Действительно, индивидуальная изменчивость врожденных поведенческих комплексов, обеспечивающих различные потребности животных, как, впрочем, и человека, очень велика.
Напомню, что изменение врожденного поведения совершается в процессе эволюции или селекции на основе индивидуальной изменчивости инстинктивного поведения. Необходимо это понять и всегда помнить не только при изучении породных и индивидуальных поведенческих различий собак, но и, что особенно важно, при выборе щенка.
Рассмотрим это утверждение на примере охотничье-поискового поведения собак различных пород. Так как посредством этого поведения предки собаки удовлетворяли свою потребность в пище, в его основе лежит охотничий инстинкт.
Вот перед нами пойнтер. Прежде чем вспугнуть дичь, он замирает в типичной для породы стойке. А для гончей нет в жизни большего счастья, чем найти след зверя, а потом долго преследовать его с громким лаем и принести охотнику подстреленную дичь. Для борзой главное не искать и не лаять, а, увидев добычу, быстро ее догнать и схватить. Ретривер, между прочим, тоже охотничья собака, но его главная работа – это найти и принести охотнику дичь, не помяв ее. Именно за это его и ценят. Вы когда-нибудь видели ягдтерьера? Его можно назвать собачьим «камикадзе»: этот всегда готов с риском для жизни броситься на любого зверя, не считаясь с его размерами; главная его работа – не дать спуску врагу.
Они очень разные, эти собаки, хотя занимаются, в общем-то, одним и тем же делом – охотой. Что движет ими? Какие силы заставляют их выполнять полезную для человека работу именно тем способом, который нужен хозяину? Чтобы ответить на эти вопросы, обратимся к пищедобывательному поведению диких предков собаки.
У диких представителей псовых, которых не коснулась творческая рука человека, пищедобывательное поведение очень разнообразно. Например, пищедобывательное (охотничье) поведение волка включает в себя ряд стадий: поиск и выслеживание, обнаружение добычи, подкрадывание (скрадывание), нападение, преследование, остановка крупной жертвы, умерщвление, раздирание и поедание. Часто, прежде чем пообедать, волку приходится охранять свою еду от конкурентов, ведь желающих поживиться за чужой счет очень много. Если пищи много, добавляется еще одна стадия – «унос и запрятывание пищи», то есть запасание еды впрок.
Каждая из стадий добывания волком пищи имеет сложную структуру, которая включает в себя много взаимосвязанных или существующих независимо друг от друга элементов поведения. Почему это для нас важно знать, вы поймете чуть позже. А сейчас – кратко о каждой из этих стадий.

Поиск и выслеживание добычи, засады
Поиск добычи в зависимости от времени года происходит в различных местах, наиболее удобных с точки зрения организации засады или подкрадывания к жертве. При этом волки проявляют удивительную рациональность и сообразительность. Они могут выслеживать добычу по следу или обыскивать свои охотничьи участки «челноком» (как это делают охотничьи собаки), организовать засаду на водопое или около переправы через реку, на солончаках. Волки ловят водоплавающую птицу у обреза воды, идущую на нерест рыбу, лягушек, птенцов, птиц и других мелких зверей, мышкуют.

Подкрадывание
Увидев или учуяв жертву, волк никогда не нападает сразу: сначала, с удивительным терпением и выдержкой, часто ползком, подкрадывается к добыче на расстояние для верного броска. Если охота производится несколькими волками, то, прежде чем напасть, стая скрытно окружает жертву.

Нападение
Если волки охотятся стаей, то распределяют роли между ее участниками. Одни из членов стаи – хорошие загонщики, другие лучше нападают из засады, а третьи – специалисты по остановке крупной жертвы и ее умерщвлению.

Погоня
Если во время нападения остановить и умертвить жертву не удалось, следует погоня. Во время охоты волки экономят свои силы, поэтому преследование редко продолжается более 300 – 500 метров. Однако старых и ослабленных животных волки гонят намного дольше, а чтобы добыть детеныша оленя или лося, могут часами преследовать самку, готовящуюся к отелу. В процессе погони волки используют несколько стратегий, наиболее часто применяемые из них – нагон и загон.

Нагон (засада) – это когда одна часть стаи волков затаивается, а другая гонит на них жертву. Засада устраивается на пути наиболее вероятного пути бегства добычи.

Загон (облава): одни волки гонят, другие движутся наперерез. Эта стратегия стаи основана на стремлении многих видов животных, спасаясь от преследователей, двигаться по кругу. По сути своей она напоминает охоту человека с гончими собаками.

Часть из этих стратегий поведения мы можем наблюдать и у собак во время их групповых игр, когда щенки и молодые собаки играют между собой в «охотников и добычу».

Остановка и умерщвление
Мелкую добычу, в том числе и овец, волк убивает, разрывая горло. Крупную добычу волки сначала останавливают, кусая за задние ноги, а затем умерщвляют, разрывая живот. А если крупное взрослое копытное, например, самец лося, предпримет серьезную оборону, то волки, как правило, быстро теряют к нему интерес. Однако если лось ранен или болен, стая может ждать очень долго, пока животное совсем не ослабнет.

Раздирание и поедание. Унос и запасание
Небольших животных волки съедают сразу целиком и прямо на месте поимки. Домашних животных (овец и коз) уносят в укромное место. Волк может очень далеко унести украденное им домашнее животное. Обычно он несет козу или ягненка на спине, держа за шею, и не бросает даже в том случае, когда слышит, что его преследуют. Когда еды много, волки запасают пищу впрок. К местам «заначек» части туши переносятся либо в пасти, либо в желудке, а потом отрыгиваются. Прячет свои припасы волк очень тщательно.

Если внимательно рассмотреть стадии пищедобывательного поведения волка, то можно увидеть, что для более успешной реализации каждой из них можно было бы применить ту или иную породу собак, но с одной оговоркой – при участии человека.
Однако, несмотря на то, что волк за свою жизнь может испробовать многие собачьи профессии и побывать кем угодно: и гончей, и борзой, и зверовой лайкой, и, в какой-то степени, даже пастушьей собакой, – его охота не так уж часто бывает успешной, и этому красивому и сильному зверю редко можно позавидовать.
Выслеживание занимает много времени, а преследование крупной добычи не всегда заканчивается успешно. Это отнимает силы и энергию, которую зверь расходует очень экономно, так как восполнять ее он должен сам, без помощи и подкормки хозяина. Травля жертвы не всегда заканчиваются победой над ней. Ведь процент побед над крупной добычей у хищников не так уж велик и зависит как от их умения, так и от навыков и мощи жертвы. А страх перед травмой и гибелью часто превышает голод. У породистых собак дело обстоит совсем иначе.

Охотничье поведение у собак
Охотничье поведение породистых собак по целому ряду характеристик кардинально отличается от пищедобывательного поведения волка.

У собак оно редко связано с добычей пищи, то есть охотничья собака охотится не для того чтобы наесться, а как бы ради интереса. Ведь собаку кормит хозяин, полностью обеспечивая ее потребности в питательных веществах. Однако известно и то, что наиболее часто собаки-«помоечники» встречаются среди представителей охотничьих пород. Несмотря на то, что этих собак хорошо кормят, они все равно каждый день выходят «на охоту» в парки и дворы, исполняя роль своеобразных санитаров. Возможно, таким образом они удовлетворяют свою нереализованную врожденную страсть к охоте. Известно также и то, что часто перед охотой охотничьих собак не кормят, считается, что так они лучше работают.

Волки в процессе охоты постоянно экономят силы, а собаки нет. Например, лайки, гончие, немецкие овчарки, доберманы при работе по следу зверя или человека могут довести себя до изнеможения.

Волки в процессе охоты на крупного зверя стараются не рисковать, тогда как многие представители служебных пород и охотничьи собаки (например, зверовые лайки и норные) ориентированы на риск.

У собак отдельные стадии охотничьего поведения усилены или трансформированы до неузнаваемости, а большинство из стадий, присущих волку, отсутствуют. Это подтверждается исследованиями Лорны и Раймонда Коппингеров. В их работе дается подробный анализ изменений структуры охотничьего поведения собак в зависимости от их служебного предназначения.

В своих исследованиях Коппингеры выявили, что у дикой собаки, так же как и у волка, представлены все стадии охотничье-поискового поведения, а именно:

Поиск (выслеживание)
Наблюдение (подкрадывание /скрадывание/)
Выслеживание
Преследование
Захват (остановка крупной жертвы)
Умерщвление
Раздирание
Поедание.

Важно также и то, что эти стадии между собой взаимосвязаны, то есть одна следует за другой.

Однако у породистых собак эти стадии, как правило, представлены не полностью. Часть из них усилена или трансформирована до неузнаваемости, а другая часть либо ослаблена по силе проявления, либо совсем отсутствует.
Важно также и то, что у породистых собак между некоторыми из стадий существует сильно выраженная взаимосвязь (одна стадия как бы вытекает из другой), тогда как между другими стадиями этой взаимосвязи нет или же она очень слаба.
Например, для помощи человеку при стадах овец традиционно используют пастушьих собак двух различных направлений: караульных (сторожевых) и истинно пастушьих. Первых применяют для охраны домашних животных от хищников, а вторых – для более эффективного управления стадом.

Коппингеры выяснили, что у лучших представителей пород, предназначенных для охраны овечьих стад от хищников (кувач, чувач, маремма, анатолийский карабаш, кавказская, среднеазиатская овчарка и др.), охотничье поведение отсутствует полностью, и даже если оно вдруг и проявляется, то происходит это уже после окончания критического периода социализации.
То есть если щенка с раннего возраста содержать вместе с овцами (коровами, козами и т. п.), то он никогда не будет воспринимать их как потенциальную добычу. И даже в том случае, если он не социализирован с овцами, охотничий инстинкт проявится очень слабо и только в виде преследования и нападения. Другими словами, большинство собак этих пород генетически не предрасположены выслеживать, преследовать, убивать, раздирать и поедать добычу. Некоторые из них способны преследовать и напасть на животное, а иногда даже убить его, но не могут его разодрать и съесть. Однако такое «криминальное» поведение можно наблюдать лишь в том случае, если собака не выросла в стаде охраняемых ею животных.

Коппингеры считают, что даже в том случае, если охотничье поведение у щенка вдруг проявилось, эту ситуацию легко изменить, удалив его на некоторое время из стада. То есть, если молодую собаку лишить возможности заниматься «охотой», не тренируемый инстинкт «отомрет» сам по себе.
Иначе дело обстоит с истинно пастушьими собаками, призванными пасти овец. Например, у бордер-колли охотничье поведение в виде игры начинает проявляться в критический период социализации. Главные элементы этой игры: скрадывание, преследование и имитация нападения – настолько сильно выражены, что пугают овец и мешают нормальной социализации щенка с этими животными.
Помимо этого у бордер-колли, выращенного вместе с овцами, искажается охотничий инстинкт, и такая собака пасет их значительно хуже. Вот почему, в отличие от караульных пастушьих собак, щенков истинных пастушьих собак необходимо содержать отдельно от животных, которых им придется в дальнейшем пасти.
Следует также отметить, что у бордер-колли поиск добычи (выслеживание) трансформирован практически до неузнаваемости. Он проявляется в виде приближения к овцам не по прямой линии, а по своеобразной дуге, которая заканчивается за стадом, то есть собака как бы окружает стадо. Вспомните об одной из стратегий поведения волка – скрытное окружение жертвы.
Важно, что форма дуги, по которой бордер-колли приближается к стаду, имеет индивидуальную специфику. То есть одни собаки делают очень большую дугу, другие, наоборот, слишком маленькую и поэтому приближаются к стаду практически по прямой линии. Необходимо отметить, что форма дуги передается по наследству, вот почему из разведения выбраковываются все собаки, у которых дуга обхода стада имеет неправильную форму.
После того как собака обойдет овец, она начинает демонстрировать специфическую форму поведения, напоминающую подкрадывание (скрадывание). Коппингеры назвали эту стадию «наблюдение-выслеживание». То есть собака подкрадывается к овцам на определенное расстояние и там как бы замирает. Скорость подкрадывания к овцам и расстояние, на котором собака замирает перед овцами, у каждой бордер-колли свои. Заводчики бордер-колли считают эти параметры поведения врожденными.
Если овцы не воспринимают сигналы подкравшейся и замершей перед ними собаки и не меняют направление движения, пастух подает ей команду на преследование. Интересно, что и преследование овец бордер-колли совершает не по прямой линии, а двигаясь по дуге.
Большинство бордер-колли, преследуя овец, только имитируют нападение, кусая их за ноги, но не за морду или шею. То есть «нападение» как элемент хищнического поведения диких собак у бордер-колли, посредством селекции было трансформировано в безобидное покусывание овец за ноги. Однако последующие элементы хищнического поведения у бордер-колли остались, хотя они и не связаны с предыдущими элементами. То есть бордер-колли могут преследовать, но не могут убить крупное животное. Но все они способны разодрать тушу уже убитого животного и съесть ее, тогда как сторожевые овчарки, как вы помните, на это не способны. Например, если голодной караульной пастушьей собаке бросить в вольер неразделанную тушу теленка, то она останется голодной, а бордер-колли отобедает всласть.

По характеру проявления и наличию большинства стадий охотничье-поискового поведения наиболее приближены к своим диким предкам лайки и гончие, а наиболее удалены пастушьи сторожевые собаки. Для немецкой овчарки с хорошими врожденными задатками след человека представляет во много раз больший интерес, нежели след дикого зверя.
Конечно, при неправильном воспитании и немецкую овчарку можно натаскать на охоту, например, за кошками.
По мнению Коппингеров, «хищническое поведение, так же как и социальное, имеет свой критический период развития. Каждый из его элементов, будь то наблюдение, выслеживание, преследование, нападение, умерщвление и раздирание добычи, проявляются независимо от остальных в определенное время – в собственный критический период… Элементы поведения надо закреплять при их первом проявлении. Без этого многие из них выпадают из спектра поведения присущего данному виду и никогда не возникают вновь. Если животное пользуется тем или иным элементом поведения, то он сохранится».
Породная специфика инстинктивного поведения, связанного с породным предназначением, выявляется у щенков еще в раннем возрасте во время игры. То есть тогда, когда еще нет стимулов, действующих на собаку во время реальной охоты. Например, щенок пойнтера делает стойку не только на птицу, но и на любой другой предмет, с которым он «играет в охоту». Молодая гончая, играя, преследует своих сверстников с заливистым лаем, а борзая «охотится» на них в основном молча. Ретривер не устает бегать за любыми брошенными ему предметами и любит носить их в зубах. В играх ягдтерьера или щенка бойцовой породы преобладают игра в «кусалки» и борьбу, при этом не важно, будет ли этим воображаемым противником другой щенок или же это будет тряпка в руках хозяина. У щенка бордер-колли любой движущийся объект вызывает реакцию наблюдения и подкрадывания, а затем и преследования.
Таким образом, на примере комплекса охотничьего поведения породистых собак мы убедились, насколько оно разнообразно и как сильно отличается от исходной пищевой потребности диких собак и волка. Как вы уже поняли, породное и индивидуальное разнообразие проявления охотничьего поведения собак присуще также и другим потребностям. Социальная, половая, территориальная, самосохранения, игровая, подражания и другие потребности также имеют породную и индивидуальную специфику проявления. У породистой собаки, особенно если это культурная порода, спектр потребностей видоизменен селекцией человека в том или ином направлении: у одних пород гипертрофированы одни потребности, у других – другие, видоизменен характер их проявления. У некоторых пород исходные потребности были трансформированы до неузнаваемости или были созданы новые, например, у далматинской экипажной собаки – потребность бежать под экипажем.
Таким образом, собаки отличаются друг от друга прежде всего спектром потребностей, силой и спецификой проявления инстинктивного поведения, которое в результате длительной селекции было трансформировано человеком. В основе этих врожденных задатков лежат особенности удовлетворения и выраженность проявления биологических и социальных потребностей собаки.
Свои потребности наши питомцы удовлетворяют каждый день, но каждый из них делает это по-своему, с разной экспрессией и азартом. Следует иметь в виду, что у одних собак некоторые из потребностей выражены крайне слабо, а у других, наоборот, сильно, у третьих этих потребностей может и не быть. Существуют также большие индивидуальные различия по наличию, силе и характеру проявления потребностей внутри каждой из пород. Вот именно об этом, а также об индивидуальных общепсихологических характеристиках я буду говорить в следующих частях статьи.

Автор — В.С.Варлаков
Продолжение следует.