Записки с семинара Анне Лилл Квам, Москва, 14.11.2010. Часть 2.


«Собаки и волки любят мир и хорошо умеют решать решать конфликты. А люди хорошо умеют их создавать.» Анне Лилл Квам
Часть 1
Ниже – мой конспект и немного моих комментариев, поскольку тема физиологии стресса хорошо знакома мне по основной работе.
Физиология стресса. Представьте себе, что Вы за рулем, едете по Москве в час пик. Вдруг Вас подрезает какой-то идиот! Вы чудом избежали столкновения. Ничего не случилось, все целы. Но в Вашем организме происходят изменения, свойственные стрессу. Происходит выброс гормонов стресса: норадреналина и адреналина.
Всем известно действие этих гормонов: сердце колотиться, давление повышается, руки трясутся, Вы ощущаете гнев или страх. Самое противное, что эти гормоны вводят наш организм в режим катаболизма (противоположность анаболизму – режим саморазрушения).
Помимо них, вырабатывается еще один гормон – допамин. Его эффекты схожи с предыдущими гормонами, но он продуцирует не страх или гнев, а удовольствие. И это важно – на стресс можно подсесть, как на наркотик! И это происходит с собаками.
Для реализации стресса нужно много ресурсов. Чтобы обеспечить стресс энергией, выделяется гормон кортизол – возможно, главный гормон катаболизма (разрушения) в нашем организме.
Концентрация стрессовых гормонов в крови достигает своего пика через 15 мин. после стресса. То есть через 15 мин. после встречи с тем идиотом, который Вас «подрезал», Вы будете готовы растерзать кого-нибудь за гораздо меньшую оплошность.
Анне Лилл говорит: «Я думала: теперь, когда я это знаю, я не буду так реагировать, я смогу держать себя в руках! Но не тут-то было! Бороться со своим организмом невозможно.»
В собачьем мире мы наблюдаем реализацию этих механизмов постоянно. Вот две собаки на площадке окрысились друг на друга. Их развели, драки не случилось. Но через некоторое время (15 минут ?) они все-таки сцепляются – между собой или с кем-то еще, по самой ничтожной причине – просто оказавшись рядом. Помните про эти 15 минут!
Самое неприятное, что повышенная концентрация норадреналина и адреналина в крови сохраняется до 7 дней, а кортизола – до 40 дней! Поэтому тяжелый стресс может надолго вывести собаку (и человека) из рабочего состояния. У собаки это может проявляться тем, что, оставаясь одна дома, не имея возможности «отработать» стресс физической нагрузкой, она рвет все на части. Физическая нагрузка здесь может стать лекарством, поскольку она позволяет использовать, «сжечь» стрессорные гормоны, вывести их из организма.
Анне Лилл уделила большое внимание тому, что мы часто вводим собак в стресс повышенными нагрузками. С ее слов – взрослые волки и собаки спят все время, пока нет необходимости двигаться. Они просыпаются чтобы:
— сходить в туалет
— сменить место
— поохотиться (поесть)
— спариться.
Всё!
Очень часто мы, с наилучшими побуждениями, перегружаем собаку активными прогулками и занятиями. Даже если у Вас спортивная или рабочая собака, Вы должны понимать, что она не может поддерживать оптимальную форму постоянно. В подготовке людей-спортсменов есть периоды активной работы – и периоды отдыха. То же должно быть в подготовке собаки.
Признаком того, что Ваша собака переутомилась, будет служить ее поведение после занятия. Если, придя домой после тренировки или активной прогулки, собака ложится спать – все в порядке. Но если она активна, сует Вам свои игрушки, скачет по дому – это признаки переутомления!
Обычно мы считаем иначе. Будьте внимательны и правильно дозируйте нагрузки Вашей собаки.
Очень важно соблюдать баланс между активными и успокаивающими играми. Именно поэтому Анне Лилл так любит «работу носом». Она попробовала аджилити, обидиенс и пр., но работу носом считает самым физиологичным занятием для собаки. Работа носом успокаивает, а также повышает самооценку собаки.